Mi7

Новости

Например, что такое хорошо и что такое плохо

Смерть не от ковида, а от лечения ковида - врач

Мы разбирались, как сделать так, чтобы новая вспышка инфекции, начавшаяся в России, не привела к повторению старых ошибок и не принесла новые смерти. Врачи сделали свое заявление и раскрыли тайны прошедших лет

"Люди нередко умирали не от ковида, а от лечения ковида», - вспоминают врачи, работавшие два года назад в «красных зонах».

Мы разбирались, как сделать так, чтобы новая вспышка инфекции, начавшаяся в России, не привела к повторению старых ошибок и не принесла новые смерти.

Или почему препараты от COVID-19, считавшиеся некогда спасением, как сейчас выясняется, оказывались куда страшнее самой болезни.

О том, что к середине августа Россию накроет очередная волна COVID-19, было понятно ещё в июне. Когда белый флаг вирусу по очереди выбрасывали одна за другой европейские страны - Италия, Германия, Франция и тд, где заболеваемость в сутки составляла от 100 до 300 тысяч человек. Но у нас, как обычно, надеялись «на авось», на закрытые границы…

Судя по всему, COVID-19 не волнуют политические распри. У него свои правила, которые он диктует всем нам вот уже два с половиной года.

Только сейчас обнаруживаются жуткие последствия терапии «с потолка» первых месяцев пандемии: когда непроверенные средства убивали быстрее и точнее коронавируса.

При этом врачи, независимо от того, в какой стране они жили, честно признавали, что лечили пациентов по стандартным, спущенным схемам, даже если видели, что лечение не помогает. «Если пациент умирает, но при этом я ни на йоту не отступил от протокола, то на мне нет никакой вины. Если же я начинаю своевольничать и выписывать то, что, мне кажется, поможет, в случае летального исхода это грозит большими разборками. Выздоровеет - об этом все равно никто не узнаёт. Проще и спокойнее делать так, как тебе говорят, как за тебя решили, чтобы не нести ответственности», - объяснял мне в то время один из российских медиков. Он не скрывал, что многие из препаратов, считавшихся в те дни панацеей, наоборот, ускорили уход больных, однако его коллеги, как и он сам, не видели необходимости кому-то что-то доказывать или бороться.

Два года назад поклонение этому препарату было в чем-то сродни религии. О гидроксихлорохине говорили с придыханием. Он входил в протоколы лечения COVID-19 во всем мире. При том, что никаких исследований по этому поводу не проводилось.

Просто однажды весной 2020-го на брифинге в Белом Доме президент Трамп уверенно заявил, что пьёт гидроксихлорохин каждый день для профилактики.

«Я принимаю его примерно полторы недели, и я все еще здесь, я все еще здесь», - сказал Трамп.

И мир взял на заметку.

На вопрос о доказательствах эффективности препарата Трамп оптимистично ответил: «Вот мои доказательства, я получил много положительных отзывов о нем».

Хлорохин и его производное, гидроксихлорохин, обычно используют для лечения малярии и волчанки. Также он оказывает противовоспалительное и иммуносупрессивное действие при хронической системной красной волчанке (СКВ), остром и хроническом ревматоидном артрите).

На тот момент какие-то минимальные исследования его эффективности и безопасности при коронавирусной инфекции были проведены только во Франции, в роли добровольцев выступили алжирцы. Никого не интересовало, что в Африке малярия процветает тысячелетиями, представители негроидной расы иначе, гораздо легче, переносят это заболевание, так как у них по-иному кодируются рецепторные белки. Поэтому и лекарство от малярии на них влияет по-другому. И что не совсем корректно брать для клинических испытаний только одну эту группу, но - что было, то было.

Зато сейчас, увы, мы пожинаем плоды тех поспешных и необдуманных решений.

«Даже однократное применение гидроксихлорохина способно вызвать мутации в эпителиальных клетках печени, блокирует выработку глюкоза6фосфатдегидрогеназы (Г-6-ФД), задачей которой является предохранение мембран клеток от воздействия вредных продуктов обмена - в основном, это свободные радикалы-оксиданты, которые разрушают нормальные клеточные структуры. Особенно часто подобное наблюдается у пожилых и хронически больных, - на условиях анонимности рассказывает один из европейских экспертов. - Все это было известно давно, ещё до коронавируса выходили публикации, что такие последствия возможны от ряда препаратов, в том числе против малярии. Но пандемия привела к панике, когда здравый смысл просто выключился, и гидроксихлорохин обязали выписывать всем подряд».

Систематический его прием вел к преждевременной гибели эритроцитов, вследствие этого в крови резко падала концентрация гемоглобина, иногда до критических значений. Средняя продолжительность жизни эритроцитов составляет 120 дней. Гидроксихлорохин сокращал её до 10.

Эксперты предупредили, какие сделки по покупке квартир опасны в августе

Выпадение волос, ломкость ногтей являются теми симптомами, при которых следует незамедлительно обращаться к врачу. Особенно если в анамнезе приём антималярийных препаратов.

На продвинутых стадиях болезни увеличивается селезёнка, в ходе проведения ультразвукового исследования обнаруживаются обширные поражения печени. Слабость, частое головокружение, скачки артериального давления, сухость кожных покровов.

  • Можно ли обвинять врачей в использовании этого препарата, если они понимали, что это практически яд?

  • Чем было, тем и лечили. Это мог быть любой цитостатик, то есть довольно токсичный препарат, который блокирует процессы роста, развития и механизмы деления клеток, в том числе и вируса. Для массового применения взяли самый дешёвый из того, что было. Думали, что последствия-то проявятся потом, а спасти человека нужно сейчас. Никто и представить себе не мог, что время пройдёт так быстро, и сейчас перед нами массово пациенты с проблемами, вызванными приемом антималярийных препаратов. Самое опасное, что лечения от этого заболевания нет - только симптоматичное. А если не лечить, то это закончится смертью.

Когда количество негативных побочных эффектов зашкалило, на больничном этапе гидроксихлорохин отменили у всех, но ответственность за его применение так никто и не понёс. Не Трампу же отвечать. Хотя, когда он подхватил инфекцию сам, то лечился отнюдь не гидроксихлорохином, а эксклюзивным, только для него составленным коктейлем антител. Что доказывает, что политики плохие вирусологи. И что заразен не только вирус, но и пропаганда.

Очередная волна COVID-19, которая накрывает Россию в августе 2022 года, вроде бы должна восприниматься нами гораздо более спокойно. В конце концов не она первая, не она последняя. В случае нового штамма, как и при Омикроне, вирус чаще всего не опускается в легкие и не вызывает тяжёлых осложнений. Тем более, как мы видим, что в той же Европе никакого скачка смертности на этот раз не было.

Отчасти это связано с тем, что те, кто должен был умереть, уже умерли. Группы риска - старики и хроники, сильно поредели в предыдущие вспышки. Отчасти - что симптоматику коронавируса в принципе научились неплохо лечить, и нет такого хаоса в здравоохранении и логистики, как раньше.

Хотелось бы верить, что хотя бы в этом случае у России не будет своего особого пути. Тем более, что антималярийные препараты у нас давно уже отменили.

По материалам МК


ЛЕНТА


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ